Вся власть Хрущёву
Фото: РИА Новости

Расправившись с конкурентами при помощи Жукова, Никита Сергеевич избавился и от него

100-летие революции повысило интерес к советскому прошлому. О лидерах революционных событий дискутируют, обсуждают, какими жестокими методами велась ими борьба за власть. Как будто жестокая борьба за власть – примета одной конкретной эпохи. А между тем 60 лет назад произошли знаковые события, на примере которых можно иллюстрировать, что такое настоящее вероломство и предательство, интриги и заговоры. Речь о цепи событий, приведших к установлению единоличной власти Хрущёва, которой Никита Сергеевич обладал вплоть до октября1964-го. За разъяснением, как развивались политические события в 1957 году, «ЛГ» обратилась к историку Евгению Спицыну.

В начале 1957 года Н.С. Хрущёв, который уже более трёх лет занимал пост Первого секретаря ЦК, предложил полностью перестроить прежнюю систему управления советской экономикой и вместо отраслевых (промышленных) министерств создать республиканские, краевые и областные совнархозы. Многие члены тогдашнего партийного ареопага, прежде всего глава правительства Булганин и три его первых зама – Молотов, Сабуров и Первухин, – в категорической форме высказались против этой затеи. Однако, нарушив все процедуры, Хрущёв добился утверждения этого решения на сессии Верховного Совета СССР.

Подпишитесь на новости журнала «ШАР»в Facebook, Twitter, Одноклассниках или Вконтакте

Такое поведение Первого секретаря вызвало гнев коллег, и в конце мая 1957 года Молотов, Булганин, Маленков, Ворошилов, Каганович, Сабуров и Первухин договорились по ряду ключевых вопросов: 1) упразднить должность Первого секретаря ЦК; 2) сохранив Хрущёва в составе Президиума ЦК, переместить его на пост министра сельского хозяйства; 3) Суслова переместить с поста секретаря ЦК по идеологии на должность министра культуры; 4) главу КГБ Серова отправить в отставку; 5) министра обороны маршала Г.К. Жукова перевести из кандидатов в члены Президиума ЦК.

Молотов и Маленков провели переговоры с Жуковым, однако не смогли добиться поддержки. Как позднее признавался Молотов, «в нашей группе не было единства и не было никакой программы, мы только договорились его снять, а сами не были готовы к тому, чтобы взять власть».

На очень важный аспект этого конфликта справедливо обратил внимание профессор А. Пыжиков – в тогдашнем составе высшего партийного ареопага преобладали «технократы», а не «партийцы»: из 11 его членов 7 кремлёвских небожителей – Булганин, Молотов, Маленков, Каганович, Микоян, Сабуров и Первухин входили в состав Президиума Совета Министров, маршал Ворошилов являлся формальным главой советского государства, а партийный Секретариат был представлен всего тремя персонами – самим Хрущёвым, Сусловым и Первым секретарём ЦК КПУ Кириченко. Понятно, что такая расстановка сил никоим образом не давала Хрущёву возможность прорваться к единоличной власти. Поэтому разгром Совета Министров СССР и возвращение всех властных полномочий «секретарскому корпусу» и аппарату ЦК стало для него идеей фикс.

18 июня 1957 года на заседании Президиума Маленков подверг резкой критике работу Хрущёва и предложил снять его с должности. Чисто арифметически это решение могли принять сразу, но председательствовавший маршал Булганин повёл себя крайне нерешительно и перенёс голосование на следующий день. А вечером Суслов, Жуков и Фурцева встретились с Хрущёвым и было принято решение идти «ва-банк», срочно собирать Пленум ЦК. При этом Жуков предложил арестовать «зарвавшихся сталинистов» и заявил, что готов лично провести эту политическую акцию. Однако этот вариант был с ходу отвергнут Сусловым и Хрущёвым, и 19 июня возобновилось заседание Президиума ЦК, на котором в поддержку Маленкова высказались большинство членов высшего партийного ареопага.

В защиту Первого секретаря выступили только Суслов, Микоян и Кириченко. Попытались его поддержать и ряд кандидатов в члены Президиума ЦК, в том числе Брежнев, Фурцева, Козлов. Но совершенно неожиданно в поддержку большинства членов Президиума выступил секретарь ЦК Шепилов, который всегда считался креатурой Хрущёва.

Голосов полноправных членов Президиума ЦК вполне хватило бы для снятия Хрущёва. Но тут в ситуацию вмешались высокопоставленные военные – маршалы Жуков, Конев и генерал армии Серов, которые потребовали срочного созыва Пленума ЦК. Именно их усилиями военно-транспортная авиация срочно доставила в Москву практически всех членов ЦК, и 22 июня открылся внеочередной пленум.

Характер его работы определило крайне жёсткое выступление министра обороны СССР Жукова, который с «расстрельными списками» в руках стал изобличать ближайшее сталинское окружение в «чудовищных репрессиях 1930-х гг.», что произвело шокирующее впечатление на всех членов ЦК. Хрущёв перешёл в атаку и превратил пленум в откровенное избиение Молотова, Маленкова, Кагановича, которых обвинили в создании фракционной антипартийной группы. При этом попытки Молотова и Шепилова перевести базарный шабаш в разговор по существу, обсудить хрущёвский политический курс, его методы руководства ни к чему не привели.

Пленум принял Постановление «Об антипартийной группе Маленкова, Кагановича, Молотова», которые были выведены из состава ЦК и сняты со всех руководящих постов. Та же участь постигла и «примкнувшего к ним Шепилова», ставшего жертвой личной хрущёвский мести.

В закрытой части Постановления были указаны и другие члены антипартийной группировки, в частности Булганин, Первухин и Сабуров, которые проявили политическую неустойчивость. Но, учитывая, что они раскаялись и «помогли партии разоблачить коварные замыслы фракционеров», пленум ограничился более мягким наказанием: Булганину объявили строгий выговор, Первухин понижен в кандидаты в члены Президиума ЦК, а Сабуров выведен из состава Президиума. О главе советского государства маршале Ворошилове вообще ничего не сообщалось, хотя ему тоже пришлось каяться на этом пленуме. Такой характер Постановления определялся желанием Хрущёва скрыть истинный масштаб возникшей оппозиции.

В отечественной историографии сложилось мнение, что разгром антипартийной группировки означал отстранение от власти реваншистов, выступавших за реабилитацию Сталина. Однако эта трактовка мало согласуется с реальностью. Члены антипартийной группы выступали за сохранение принципов «коллективного руководства» и против создания нового, на сей раз хрущёвского, культа личности. Кроме того, они были принципиальными противниками откровенно хамских методов работы Хрущёва, которые часто доходили до прямых личных оскорблений.

Нужно подчеркнуть, что едва ли не главным результатом июньского Пленума ЦК стала окончательная победа аппарата ЦК над госструктурами. Именно с этого момента большая часть Президиума ЦК представляла центральный парт­аппарат, а на первых ролях секретарского корпуса укрепилась украинская партбюрократия, на которую и делал ставку Хрущёв.

Следующей жертвой стремления Хрущёва к единоличной власти стал Жуков. Вполне возможно, что маршал в условиях шаткого положения Булганина на посту председателя Совмина рассчитывал сесть на его место, ведь он сыграл решающую роль в поддержке Хрущёва в июньских сражениях за власть. К тому же перед глазами маршала стоял яркий пример его давнего друга – бывшего главнокомандующего экспедиционными войсками союзников Дуайта Эйзенхауэра, который в 1952 году стал президентом США.

Все эти обстоятельства стали причинами устранения Жукова с политической арены. В начале октября 1957 года маршал отбыл с официальным визитом в Тирану и Белград, и Хрущёв решил действовать. Он поручил Суслову и Брежневу выяснить настроения высшего генералитета относительно возможной отставки маршала Жукова. Получив информацию, что высший генералитет устал от «жуковского самодурства», Хрущёв принял решение проводить организационный Пленум ЦК.

27–28 октября 1957 года состоялся пленум, на котором с обвинительными речами в адрес министра обороны выступили Хрущёв, Суслов и Брежнев, а также маршалы Малиновский, Конев и Соколовский. По итогам маршал был обвинён: 1) в попытке вывода Вооружённых сил СССР из-под контроля ЦК; 2) в стремлении сосредоточить в руках Министерства обороны СССР необъятную диктаторскую власть и подчинить себе Пограничные войска КГБ и Внутренние войска МВД СССР, а также в создании без санкции ЦК частей специального назначения; 3) в насаждении собственного культа личности в армии, предельной нескромности и непомерном преувеличении своей исключительной роли в Великой Отечественной войне и в борьбе с антипартийной группировкой; 4) в жёстком стиле руководства войсками и грубости.

По решению Пленума ЦК Жуков был снят со всех своих партийных и государственных постов и выведен из состава ЦК.

Окончательно единовластие Хрущёва было установлено уже чисто формально в марте 1958 года, когда на первой сессии вновь избранного Верховного Совета СССР маршал Булганин был отправлен в отставку и на пост председателя Совета Министров СССР был назначен Хрущёв.

Подпишитесь на новости журнала «ШАР»в Facebook, Twitter, Одноклассниках или Вконтакте

lgz.ru